Физики не могут объяснить, почему камни для керлинга движутся именно так

433690_big_b7ee3d6b7a

«После почти двух недель непрерывного вещания о керлинге зрителю зимней Олимпиады извинительно прийти к выводу, что керлинг, хотя он с технической точки зрения и является спортом, не кажется таким уж олимпийским. Стрельба из лука тоже второстепенна и неувлекательна, но ею хотя бы занималась греческая богиня Артемида. Хоккей полюбился бы Аресу. У Гермеса, может, хранилась в сундуке форма для санного спорта. Но керлинг существует, потому что (и, при всем уважении к множеству прекрасных спортсменов, имеющих к нему отношение)… почему?» — интересуется Алан Бердик в The New Yorker.

«Ученые давно уже недоумевают над тем же вопросом, и недавно среди людей, стремящихся найти на него ответ, началась конкуренция», — говорится в статье.

«Это куда труднее, чем вы думаете, — сказал Марк Шегельски, физик из Университета Северной Британской Колумбии, в качестве хобби играющий в керлинг. — Это как гольф. Легко смотреть, как парень ударяет по мячу, и ты думаешь: «Ну, это не очень спортивно». А затем ты идешь на это поле сам и обнаруживаешь, что игра невероятно трудная». «Невероятно трудно также понять, почему камни для керлинга движутся во время игры по таким изогнутым траекториям. В эту задачу Шегельски постепенно вгрызается уже двадцать лет», — передает автор.

«В отличие от льда для катания на коньках, который делают как можно более гладким, (…) лед для керлинга бугорчатый. Между играми его опрыскивают капельками воды, которые примерзают к нему, формируя микроскопические бугорки. Как известно керлерам, бугорчатая поверхность необходима для этого вида спорта. Без нее камни для керлинга не двигаются по извитой траектории. Однако на этом уверенность кончается. Во всех остальных отношениях, как сказал мне Шегельски, керлинг бросает вызов традиционной логике», — передает Бердик.

«Дно камня для керлинга напоминает дно пивной бутылки. Оно вогнутое, а не плоское, поэтому при скольжении соприкасается со льдом только узким каменным кольцом — ходовой поверхностью. Возьмите пивную бутылку или перевернутый стакан и толкните его так, чтобы он, вращаясь, скользил по поверхности стола. Если он будет вращаться вправо, по часовой стрелке, его траектория изогнется влево. Если он вращается влево, его траектория изогнется вправо. Так происходит, потому что бутылка, двигаясь вперед, также слегка наклоняется вперед, утяжеляя ведущий край своего дна. Чем больше вес, тем сильнее трение. Когда ведущий край поворачивается направо, он встречается с более сильным сопротивлением, чем задний край, поворачивающий налево. Поэтому бутылка, вращающаяся по часовой стрелке, движется по пути наименьшего сопротивления, и ее траектория изгибается влево», — объясняет журналист.

«Как ни странно, камень для керлинга ведет себя на льду прямо противоположным образом: если он вращается вправо, его траектория изгибается вправо, и наоборот», — говорится в статье.

Бердик рассказывает об основных трактовках этого явления, согласно которым решающее влияние на траекторию камня для керлинга оказывает пленка воды, образующаяся под ним при трении, либо царапины, оставляемые им на льду, либо его трение о бугорки на льду. Последняя из этих концепций новее остальных. Она предложена Шегельски и его напарником Эдвардом Лозовски.

«Мы ни в коем случае не говорим, что нашли разгадку, — сказал Шегельски. — Поведение камней для керлинга так сложно, что там должны происходить несколько вещей, а не одна». По словам Шегельски, он не удивился бы, если бы движение камня определялось рядом механизмов — одним в начале, другим в середине и, может быть, еще одним в конце. «Чтобы решить этот вопрос, двух человек мало. Мы все должны подключиться», — полагает ученый.

По материалам

22.02.2018, 19:26